Вы здесь

Ночь. Озарение. Шекспир. Необычная премьера в Театре С.А.Д.

В мире художников эксперименты случаются внезапно, вдруг, вспышкой, озарением. Худрук Театра С.А.Д. Кирилл Рубцов задумал поставить что-нибудь из Великого Барда. И пригласил не абы кого, а известного постановщика пьес современных авторов Виктора Алфёрова.

«Я наотрез отказался, - вспоминает Алфёров, - и даже предложил Кириллу имена коллег, которые Шекспира поставят с радостью. Но тот был настойчив неимоверно. И я понял, что человек настроен серьёзно и меня выбрал совсем не случайно…»

Той же ночью идея – «ШЕКСПИР. НОЧЬ». Откуда? «Я вдруг понял, - продолжает Виктор, - что ночное время – это и есть время Шекспира!»

Вверяюсь вам, о боги. Охраните
Меня от искусителей ночных
И духов злых, молю!

Советовались с шекспироведом Алексеем Бартошевичем и убедились, что идея абсолютно уникальна, на английского гения так не смотрел ещё никто. Основой спектакля стали 6 ночных сцен из разных пьес.

На фото: Кирилл Рубцов

Действо получилось необычайно притягательным, завораживающим. Рубцов не сторонник долгих спектаклей, но этот час с небольшим у каждого продолжился, как минимум, на сутки… Открывали томики Шекспира, перечитывали, кто-то даже заказал собрание сочинений. Желание не пролистать, а вчитаться – вот что подарил своим зрителям спектакль «Шекспир. Ночь». И обязательно ещё и те пьесы великого драматурга, которых совсем не знаешь. Об этом люди пишут в Театр или рассказывают, когда приходят сюда повторно.

«Ночью с человеком происходит всё самое главное, - говорит Кирилл, - снимаем маски и становимся собой, она нас оголяет. Луна – не Солнце, она влияет по-иному, мы начинаем чувствовать нутро. Ночь – предвкушение события. И очень интересно посмотреть на то, что можешь ты сдержать иль не сдержать».

На фото: Кирилл Рубцов и Полина Чернышова

Тем интереснее спектакль, что метод режиссёра не приемлет бурной страсти и заламыванья рук. Актёрам было чрезвычайно сложно оставаться внешне сверх хладнокровными, а внутри кипеть рыданьями. То, что просто для Макбета, не для актёрских сердец. Но от этого как раз и волосы дыбом. Чего стоит только Ричард Рубцова!

Потрясающе чёткое зеркало. Но стоит ли его бояться? Быть может, вовремя заметишь и очень страшного минёшь. Смотри,  не отворачивайся, зал! Ищи опору в силе духа!

Скорей, драконы тьмы! Не то рассвет
Заставит очи ворона ослепнуть.
Как страшно стало мне... Скорей назад!
Хоть ангел здесь, но в этих стенах ад.

На фото: Андрей Запускалов и Мария Голицына

«Театр действительно способен вести, - размышляет Рубцов, - на него возложена огромная миссия. Мне кажется, что зла в мире всё-таки больше, но на пепелище может возникнуть новый росток, человек может переродиться, обновиться. Порой надо, чтобы человек взорвался. И Шекспир именно такой: через смерть – к жизни, через ужас – к прекрасному».

Актёры рассказывают, что процесс работы был истинным наслаждением – из ничего ткалось полотно фантастическое: сцены элементарно расставили в порядке хронологии пьес, и тут сложились образы и смыслы, внутренние связки – закономерность ясности и простоты.

Театр современный. Какой он? Уж точно не скабрезность и не примитив. Быть может, методы иные и приёмы, но день сегодняшний сквозь вечность бытия.

Наталья Косякова
обозреватель ОИА "Афиша ПроАртИнфо"
заместитель главного редактора
г. Москва

 ©Фото: Ирина Ефремова