Вы здесь

«Ждать всего можно…». «Северная одиссея» - новая премьера РАМТа

Испытание свободой… Её так ждут, о ней так мечтают, а что с долгожданной делать – вряд ли известно многим из нас.

В конце 80-х, когда уже повеяло, удалой лихости не было предела. Герои «Северной одиссеи» - сибирские мужики - пускаются завоёвывать свой Клондайк. Приключенческая история – эдакий истерн – путешествие через льды, кордоны – одним словом тот самый драйв.

«Тема человеческой свободы – всегда моя тема, - говорит режиссёр Екатерина Гранитова, - как человек располагается в этом мире – может быть зависим и независим. Свобода и дикость или благополучие и камеры везде? Иными словами – есть ли какая-то нормальная адекватная грань или человеческое общество будет всё время болтаться между этими двумя крайностями?»

Режиссёр вынашивала идею этой постановки несколько лет, предлагала многим театрам воплотить на сцене этот не увидевший экрана сценарий Петра Луцыка и Алексея Саморядова. Задумку принял РАМТ, с его отлично умеющим улавливать насущные мысли времени художественным руководителем и неугомонными, всегда ищущими актёрами.

Им по душе пришлись эпическая надмирность авторов, былинность  их повествования, через край хлещущая энергия. И кому, как ни им всё это передать!

На фото: Сцена из спектакля

Музыкальную партитуру спектакля написал знаменитый Пётр Налич. И оттого ещё сочнее и мощнее стало круто замешанное действо.

«Когда я прочёл сценарий, - рассказывает композитор, - я был совершенно поражён, пленён, очарован сказочностью, романтичностью, где-то трогательной сентиментальностью, где-то совершенно брутальным жёстко рубящим слогом и чёрным юмором. Такое сочетание меня поразило, и я захотел во всём этом поучаствовать».

На фото: композитор Пётр Налич и его музыканты

Для Екатерины Гранитовой «живая» музыка в спектакле – традиция, в 10  её постановках на сцене «живут» музыканты.

У авторов «Северной одиссеи» не было желания сделать общепринятую Сибирь – они отказались от историзма и социальщины.

А музыкальный ряд – скорее фантазии – переплетение этнической музыки, сибирской русско-казачьей, азиатской сибирской. И в «американской» части попытки следования моде конца 80-х тоже нет.

Налич искренне увлёкся своей первой крупной театральной работой: «Это даёт новые музыкальные возможности, выстраиваться под спектакль, под его драматургию – совершенно иная система, и композиция получается другая».

Доволен Пётр и атмосферой РАМТа – лёгкой, творческой и, как он её назвал, «не нафталинной».

На фото: Сцена из спектакля

Открытия, открытия… Спектакль провоцирует эти внутренние вспышки у каждого из нас – и в зале, и на сцене. «И мой персонаж, и все остальные, - считает актёр Александр Доронин, - образы собирательные. Ребята с нами, они никуда не ушли, поэтому нам и не приходится ничего особенного придумывать. Исходим от себя, друг от друга и продолжаем что-то вновь открывать. И вопросов всё больше и больше. Но при каждом открытии – радость».

Свобода… Как индикатор, как лакмусовая бумажка. Что всплывёт? А «ждать можно всего…»

Наталья Косякова
обозреватель ОИА "Афиша ПроАртИнфо"
заместитель главного редактора
г. Москва

 

Фото: Евгений Люлюкин