Вы здесь

Молодёжь учится любить самостоятельно

С молодёжью связано немало светлых ассоциаций: золото, перспектива, отношения, любовь… Лучше говорить о молодёжи и её достижениях, об отношениях парня с девушкой, чем о политике и высказываниях в СМИ Петра Порошенко, Арсения Яценюка или Барака Обамы. С удовольствием читаю литературные произведения, освобождённые от политических предрассудков. Интриги и распри между чинами и званиями, стоящими в управлении государством – однодневные новости, заряженные в основном негативом. Политикой интересуюсь постольку, но куда чаще – интересными людьми, жизнью вокруг. И ничего, если эти люди – питающие нежные чувства ниндзя из клана «Красный лотос»…

Любовь юных сердец, пусть в Японии 16 века, но вряд ли представляет собой нечто космическое. Нет интернета, долгой переписки и расшатанной психики – о чувствах можно поговорить открыто и ясно. Представляю, как сильно и громко происходит освобождение чувств, если воспитанные в додзё молодые люди вдруг остаются наедине. Воображение и эксперименты – в помощь, что называется.

Тренировочная площадка клана «Красный лотос», размещённая в деревне Ампаруа, почти не отличается о «платформ», предложенных в Ига или Кога, но учитель и писатель Виктор Власов экспериментирует. Внедряя системы тренировок других додзё, разбросанных по Ямато, по-моему, лишь выигрывает, поскольку мастеров ниндзюцу присутствует на островах множество. Северная площадка, южная или та, что размещена на землях порабощённых айнов, в любом случае служат интересам правителя. А 16 век в Японии – время клановых распрей, деления сфер влияния и политики. Но политика как таковая писателя не интересует, как собственно братьев и главных мастеров «Красного лотоса»: Шуинсая и Лао Зотайдо. Есть приказ двора, его следует выполнить неукоснительно. Воин тени не боится смерти и тем более опасности издалека. Отличный и незаметный боец, яркий актёр и страстный любовник ниндзя – всегда выступает правильно и добивается цели любой ценой.

Основные герои произведения «Красный лотос» Виктора Власова – воины тени: Аямэ, Татсумару и Рикиморо. Первые двое горячо любят друг друга, прячась в бамбуковом лесу, в саду пышной сакуры или в руинах древнего города. Любовь у них – не камень, разделяющий потоки воды, не вопреки заданию, а сопровождающая и сладкая часть жизни.

Ниндзя предаются ей крепко и наверняка, как размашистый удар катана или меткий бросок сюрикэна. Путь до Пристани Огненного Демона не близкий и неспокойное время, с нападениями вражеских бойцов и предателями, – расслабиться не позволяют, однако ребята неоднократно ухищряются и Аямэ беременеет. Ох, эта молодёжь из прошлого без телефонов на базе «Андроид» и супердорогих «планшетников», со страстными порывами и желаниями, с изменами и убийственным ошеломлением. Ниндзя «Красного лотоса» – преданный мастеру и двору императора воин, но что делать, если теряет память?.. Сразу изменяет, естественно, с девушкой более искушённой в любви и фигуристей. Писатель Виктор Власов хитрый малый, любит играть на чувствах и показывать своим видом, что ни в чём не виноват. Автор, действительно, невинен перед восприимчивым читателем – одному покажется, что главный герой рассказа специально изменяет девушке, чтобы проверить реакцию, а второму – так получилось. Третий же олицетворит, сопоставит писателя и персонажа, рассердится, оставит гневный комментарий, будет зудеть и жаловаться коллегам, фанатам жанра. Останется полагать, что есть женщины, способные привлечь и перекинуть мужчину на свою сторону. Фигура и сердце, обещания и хитрости, что не сделает сильная женщина, чтобы удержать любимого?

Остаётся полагать, что ниндзя – тоже люди, дающие слабину. Кому интересно читать о том, что заранее известно и предсказуемо? Воин тени не придерживается самурайского кодекса бусидо, ему попросту невыгодно следовать заветам ни в бою, ни в любви. Хитрость и незаметность – оружие подготовленного бойца школы «крадущихся в тени». «Бишумо», «Тенчу», «Красный лотос», площадки селений близ горы Фудзияма и Химбэй, храмы с боевыми монахами – на них обучены ниндзюцу. Но без любви никуда – в укромных уголках. Тем не менее «Красный лотос» – не повесть, написанная под впечатлением от анимэ или манга, а художественный труд с исторической выдержкой, хоть и альтернативный «укромными» местами. Борис Акунин и Михаил Веллер, скажем, ведут в современном жанре. Японисты, историки с альтернативными внедрениями не чураются вымысла. Стоит посмотреть и оценить нынешние картины от совместных производителей «Япония-Голливуд», как станет ясно, что зритель и читатель требует острого сюжета, в корне не похожего на классический восточный, «сооружённый» по мотивам романов Юкио Мисимы, Эйдзи Ёсикавы, Роберта Ши или Харуки Мураками. Уходят на второй и третий план любования природой и размышления о смысле жизни. Динамичность и непредсказуемые повороты событий – новые мерила качества.

Не обманчиво впечатление, что кроме молодого писателя-япониста Виктора Власова другого похожего автора в миллионном Омске не отыскать. Идея произведений о средневековой Японии «Красный лотос» и «Последний рассвет» приходит в старшей школе, когда автор знакомится на выставке оружия самураев и ниндзя. Омский музей им. Врубеля богат японскими сюрпризами, как ни странно, там «вспыхивает» сознание и «загорается» воображение сибирского писателя. Несколько лет парень трудится над созданием работ о средневековье, прибегая к помощи энциклопедий и документальных хроник. Прикладывают профессиональную руку и взгляд коллеги Виктора Власова по литературному цеху: Николай Трегубов, Лев Трутнев, Александр Дегтярёв и Юрий Перминов.

Недавно молодой писатель и лидер известного клуба «Сёдзи» Борис Штуров возвращаются из поездки, в которой презентуют на культурных фестивалях свои умения и таланты в Тюмени и в Новосибирске. Один показывает приёмы ниндзюцу вместе с участниками клуба, второй – собственные книги. Их буквально оккупируют фанаты анимэ и японской культуры. Популярность клуба Бориса возрастает наряду с продажей книг Виктора «Красный лотос» и «Последний рассвет».

– Напиши про любимца Ига и Кога – Тамбу, – советует Виктору Власову Борис Штуров, тот самый ниндзя, бывавший с ребятами на Донбассе. – Без политики, без ремарок, как видишь его поступки и призвание дзёнина. А ведь он тоже любил… И поскольку Ода Набунага не обнаружил матёрого имперского пакостника и не истребил род, значит, предположим, что его родственники живы до сих пор в Наре или на Окинаве. Лакомятся суши и жареными в соевом соусе тигровыми хрустящими креветками, пьют ядрёный сакэ или маотай. Пойдём на альтернативу, впечатлим читателя и фаната.

Не учите молодёжь любви – она постигнет её сама. 

Дмитрий Карин

 

По теме:

Рецензия на мистико-исторический авантюрный роман Виктора Власова “ПОСЛЕДНИЙ РАССВЕТ”