Вы здесь

Автопарк для Лилипутии, или монолог коллекционера

Плюшкин навалил у себя в углу целую
кучу, и каждый день туда подкладывал.
Из школьного сочинения

Перед моим отъездом из Ташкента появилась традиция – последние года полтора-два стали по пятницам, ну, или субботам собираться за «рюмкой чая» в моем доме всякие интересные люди. Один из них - мой давнишний сосед и приятель много лет занимался не только коллекционированием масштабных моделей автомобилей, но и сам их изготавливал. И, конечно, часто разговор заходил о его коллекции. Из его рассказов и сложился этот текст.

Итак, Виктор Фесенко:

Знаю, что многие считают коллекционеров слегка «тронутыми» людьми, необоснованно тратящими деньги, время и нервы на собирательство каких либо однотипных предметов. Уверен также, что далеко не всем интересно созерцать экспонаты той или иной коллекции и выслушивать непонятные восхищения хозяина – коллекционера о своих приобретениях. Но выскажу собственное предположение, что многие, сами того не ведая, являются коллекционерами в той, или иной мере.

На фото справа: Made by VF

Какие же мотивы, на мой взгляд, могут побуждать человека заниматься коллекционированием. Их гораздо больше, чем кажется на первый взгляд. Коллекционирование – это не простое плюшкинское неосознанное накопление всякой всячины. Сначала я не задумывался, зачем я занимался этой «ерундой», сейчас же все можно осмыслить и расставить по местам.

Для меня коллекционирование это:
- увлечение, унаследованное от детской любви к игрушкам;
- потребность в сборе и систематизации информации, отраженной в предметах коллекционирования;
- потребность в расширении кругозора в рамках любимой темы;
- способ интересного проведения личного времени и общения с единомышленниками;
- потребность что ни будь придумать, сделать или улучшить.

Некоторые предметы собирательства обладают той или иной красотой и, следовательно, коллекционирование может удовлетворять потребность в созерцании многогранной красоты. Ну и, конечно, коллекционирование это естественная для многих страсть обладания тем, чего нет у других или что трудно достать. Без этой страсти коллекционеров не бывает. Я не считаю оными тех, кто делает на своей коллекции бизнес или вкладывает в нее свой капитал, но с такими «коллекционерами» иногда приходилось общаться.

Так чем же я увлекался на протяжении десятков лет? Коллекционированием масштабных моделей – копий автомобилей всех стран, народов и времен. Очень длинное и скучное название этого увлечения. Для других видов коллекционирования давно придумали краткие определения: филателия, филуменистика, филокартистика, нумизматика и т.д. Для краткости названия  собирательства машинок, как в народе называют этот предмет коллекционирования, позволю себе предложить термин «дикастика», т.к. по классификатору интернет торговли этот вид товаров обозначается как diecast models, а словосочетание die cast означает изделие (преимущественно игрушку или модель), изготовленное методом литья под давлением. Предшествующие машинки изготавливались из штампованных жестяных деталей и назывались «pressing steel toys».

На фото: Слева - "Антики"; Справа - "Классики"

Все началось в 1967 г., когда я за двадцать копеек купил в Московском Детском Мире гэдээровскую модель колесного трактора размерами с половину спичечного коробка. И цена приемлемая и мало места занимает, в отличие от моделей самолетов, которые я  тогда собирал. Случайно зайдя позже в ташкентский Детский мир, который размещался в остекленных павильончиках у нынешнего входа на станцию «Мустакиллик майдони», я узнал, что немцы выпустили еще и модель автобуса Икарус, которая была докуплена к скучающему трактору. У меня возникло подозрение, что немцы изготавливают целую серию автоминиатюр, и после этого я никогда не проходил мимо игрушечных магазинов в надежде пополнения своего гаражика, но удача улыбалась очень редко. Моя коллекция увеличивалась бы очень медленно, если бы в Москве не появился фирменный магазин «Лейпциг», где продавались товары из ГДР, и в котором я прикупил с два десятка забавных машинок из той же серии.

Советская легкая промышленность не особо баловала хорошими игрушками детишек, а моделями не баловала вообще. В журналах начали появляться статьи на тему организации выпуска масштабных моделей, а в министерствах устраивались круглые столы на ту же тему. Причем масштабные модели, по мнению чиновников, должны были не удовлетворять потребности коллекционеров, а усиливать патриотическое воспитание советских граждан.

На фото слева: "Нескромные американцы"

Наконец в Саратове в середине 70-х годов одно из оборонных предприятий электронной промышленности к большой радости коллекционеров начало в рамках ширпотреба выпускать полноценные качественные масштабные модели советских автомобилей, продаваемые в сувенирных лавках и в фирменных магазинах «Электроника». А еще СССР тогда же закупил у одной обанкротившейся итальянской фирмы с полсотни прессформ для изготовления моделей и ряд советских игрушечных фабрик начал шлепать машинки невысокого качества, которые стали называть римейками или перепечатками и которые вряд ли усиливали патриотическое воспитание. Пару раз в Москве по червонцу продавались английские модели брэндов «Matchbox» и «Corgi», которые были мгновенно раскуплены отрядом московских коллекционеров и спекулянтов, а впоследствии стали объектами обмена и перепродажи на всем пространстве СССР. По слухам английские модели продавались и в Ташкенте, но я этого не знал. Появление автомоделей в том или ином магазине было редким, эпизодическим и не подчинялось никакой закономерности.

На фото: Слева - "Известные и неизвестные концепты"; Справа - "Скромные европейцы"

Меня, как коллекционера, не устраивало такое положение, когда желание пополнить коллекцию не соответствовало возможностям Легпрома и Внешторга. И я решил изготавливать для себя модели любимых автомобилей собственноручно. Перед изготовлением каждой модели я по крохам собирал информацию об оригинале. Чертежи автомобилей в журнале «Моделист конструктор» меня не устраивали своим качеством, достоверностью и достаточностью. Оставались еще некачественные фотографии и другая скудная информация. Разрабатывался окончательный чертеж модели и чертежи для промежуточных операций обработки заготовки. Технологию подсказала жизнь. До эры краж со столбов проводов, а с могильных плит табличек из цветного металла было еще далеко и на территории ТашКБМ, где я работал, валялись приравненные к мусору отходы от толстенных алюминиевых плит, которые я и решил использовать в качестве заготовок кузовов моделей. По моим чертежам знакомый фрезеровщик снимал с заготовки около 80-ти процентов материала, а дальше предстояла работа напильником, резцом, сверлом, шарошкой и т.д.

Мне часто задавали вопрос: «Как ты это сделал?». Я отвечал, что переосмыслил для себя пословицу «Семь раз отмерь, один раз отрежь» в части увеличения обмеров, а во время работы чувствовал себя подобно скульптору, вырубающему статую из мрамора, когда лишнее движение инструмента или чрезмерное усилие на него может испортить многомесячную кропотливую работу. Можно сказать, что скульптору в чем-то было проще, чем мне, т.к. он ваял оригинал с натурщицы и мог бы удовлетвориться одним из многих вариантов той красоты, которая получилась, мне же требовалось с большой точностью повторить линии оригинала, информация о котором не была исчерпывающей, в противном случае получилась бы похожая машинка, а не модель. Для некоторых операций приходилось придумывать и изготавливать специальные инструменты.

На фото справа: Рекордные и гоночные

Еще меня спрашивали: «Почему ты их не покрасишь?» Покраска приблизила бы модель к оригиналу, но скрыла бы следы титанического труда без права на ошибку. Все другие известные мне самодельщики как раз и исправляли свои ошибки шпаклевкой и покраской. Я изготовил с десяток моделей, ни разу не испортив при этом заготовки. Повезло. Модели у меня получились неплохими с точки зрения соответствия оригиналу и качества изготовления и стали предметом желания знакомых ташкентских коллекционеров. Заинтересовались ими и москвичи - моделисты, которые по договоренности со мной стали изготавливать по моим изделиям небольшие партии малотиражных моделей, расплачиваясь со мной другими моделями, что существенно увеличило количество машинок в моей коллекции. С одним из этих москвичей я познакомился во время командировки в Саратове и городке Марксе, расположенном  недалеко от Саратова на другом берегу Волги, где посетил упомянутое выше предприятие с целью налаживания аналогичного производства в ТашКБМ в качестве ширпотреба. Перспективы сотрудничества были светлыми, но в Саратове я был в середине августа 1991 г. Путч ГКЧП, беловежские посиделки и пр. события ознаменовали распад СССР, а не только крушение более мелких планов…

На фото: Слева - "Суперкары"; Справа - "Члено и нечленовозы"

Наступила эра недоразвитого капитализма, когда стремительно обесценивающихся денег не стало хватать на первоочередные надобности, а не на покупку машинок, появившихся в магазинах в неограниченном ассортименте. Что оставалось делать при этом бедному коллекционеру – отложить свое увлечение до лучших времен и заняться более доступными делами. По сравнению с фотографиями масштабные модели имеют колоссальное преимущество – они трехмерные и их можно рассматривать под различными ракурсами, что я и делал, пытаясь выявить тенденции и закономерности изменения автомобильных кузовов и автомобильной моды. Мои анализы и выводы требовали какого либо выражения  и я увлекся историей автомобиля и автомобильного дизайна, попробовал писать статьи на тему истории техники. Первая моя статья в «Техника-Молодежи» была на тему моих самодельных моделей. Познакомился и нанес визит в Москве к Ю.А. Долматовскому, одному из главных популяризаторов автомобилизма в СССР и автору уникального автомузея в журнале «Техника – Молодежи».

Несмотря на свой преклонный возраст, Юрий Ааронович принял меня в своем доме очень хорошо. Потом я нарисовал около тысячи рисунков придуманных мной  новых форм автомобилей и попытался наладить контакт с одним из бывших автодизайнеров ВАЗа, проживающим в Германии, а часть своих рисунков занес в редакцию московской газеты «Авторевю», где к моим творческим потугам не проявили никакого внимания, что меня несколько отрезвило и охладило.

На фото слева: "Они такие разные…"

Я стал изредка посещать ташкентскую Тезиковку в надежде приобрести редкие книги и журналы по автомобилям и решил сам написать книгу с многочисленными иллюстрациями. С книгой я затянул и не сразу понял, что необходимость в ней отпала, т.к. появился интернет с википедией  и сотнями сайтов на автомобильные темы. Все, скачанное из сети, быстро превысило по объему информации накопленное за многие годы на бумажном носителе в книжном шкафу. Я никак не мог предугадать такое. Творческие планы рухнули, а полки с книгами, журналами, открытками, вырезками и рукописными черновиками только прогнулись под тяжестью.

Историю с моим увлечением  моделями автомобилей можно было закрывать, но жизнь внесла новые коррективы – материальное положение чуток стабилизировалось, а предприимчивые китайцы стали изготавливать в широчайшем ассортименте высококачественные дешевые модели и заполонили ими весь мировой рынок коллекционных машинок.

На фото справа: Тюльпан сорта Isotta Fraschini

Были освоены такие новые эффективные технологии разработки и изготовления моделей, что за три года одна из китайских фирм выпустила больше разновидностей моделей советских автомобилей, чем в Саратове смогли сделать за тридцать лет.  Часть выпускаемых китайцами моделей советских автомобилей еженедельно продается в любом российском газетном киоске т.н. журнальными сериями. В продаваемый комплект входит модель автомобиля и журнал – буклет с подробным описанием оригинала. Некоторые комплекты я был «вынужден» приобрести, удовлетворяя жалкие остатки былой страсти и поддаваясь советам друзей-коллекционеров. А сейчас по интернету можно купить любую понравившуюся модель из десятков тысяч ранее выпущенных во всем мире. Не надо обегать как раньше игрушечные магазины или посещать сборища коллекционеров. Клубы моделистов превратились в биржи по продажам, а обмен мнениями переместился на интернет – форумы. Но это скучно и неромантично. Наступило возрастное насыщение тем, что имеешь. Что будет дальше, не знаю…

Потихоньку с годами появилась новая проблема – где и как разместить разросшуюся коллекцию. Чтобы не уподобляться гоголевскому персонажу, пришлось заказать у столяра специальные стеллажи. Успокаивает мысль, что мне гораздо проще расставить машинки на своих полках, чем некому японскому коллекционеру, у которого их  за сотню тысяч и которого считаю Плюшкиным из страны восходящего солнца, т.к. охватить и осмыслить человеческим умом такую коллекцию невозможно. Для наглядного размещения такого количества моделей необходимо порядка ста комнат, все стены которых заняты стеллажами, и возможно, что многие из его машинок уже никогда не удостоятся даже беглого взгляда их владельца. Как говорил Джавахарлал Неру, все хорошо в меру…

Материал подготовил:

Алексей Тутов

корреспондент ОИА "Афиша ПроАртИнфо"

Ташкент, 2013-2015 гг.