Вы здесь

«Невский» под оркестр. Симбиоз Эйзенштейна и Прокофьева в Большом зале Консерватории

7 октября в Год российского кино  Большой зал Московской консерватории стал громадным кинотеатром. Это было редкое зрелище – шедевр великого режиссёра зрители смотрели под живую музыку великого композитора и хоровое пение.
 
И это было грандиозно! Таких оваций не слышала давно. Вечер прошёл на одном дыхании, и ощущалось, что в зале все едины включая детишек. Это был тот самый «эффект присутствия», многократно усиленный и умноженный гениальностью крупнейших мастеров.
 
На фото: ведущий вечера Йосси Тавор
 
«Это действительно нечто особенное, - начал вечер знаменитый журналист, искусствовед и музыкальный критик Йосси Тавор. – В нашем сознании музыка в кино – нечто прикладное. Но почему для кинематографа писали лучшие композиторы ХХ века? Здесь кроется некая тайна. Для них экран становился ещё одним полигоном для новой музыки. Непосвящённый резкий или непривычный аккорд в обычном симфоническом концерте воспринимает с антагонизмом. А когда есть видеоряд, то в конкретный момент он как раз укладывается в нужную формочку».
 
И поэтому, скажем, сцены Руси под монголами, кадры с тевтонцами, военного народного сбора и Ледового побоища пробирают не на шутку.
 
На фото: солистка хора Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского Полина Шамаева
 
А иначе и быть не могло. Эйзенштейн создавал эпическое зрелище, Прокофьев органично, в унисон с работой режиссёра, писал музыкальные фрагменты.
 
«Работать с Эйзенштейном было чрезвычайно интересно, - писал в одной из своих статей Сергей Прокофьев, - потому что он является не только блестящим кинорежиссёром, но и превосходно разбирается в музыке. Это выразилось, во-первых, в очень конкретных и живописных музыкальных заданиях, которые он ставил передо мной, во-вторых, в том понимании, с которым он принимал от меня написанную музыку».
 
Они понимали друг друга интуитивно, причём полное согласие и полная гармония возникли с первой минуты. «Интересно, что Прокофьев своей музыкой создавал иллюзию старины, - рассказывает Йосси Тавор. – Он слушал много старинных мелодий, но написал историческую музыку заново, а нам она кажется абсолютно аутентичной и абсолютно естественной».
 
 
Режиссёр порой подгонял строй фильма под музыку, чтобы акценты были ровными, а композитор отлично понимал, чего хочет создатель фильма, отстукивая ритм кадров при просмотре отснятого материала. Это и есть симбиоз – абсолютно слышать друг друга и творить в едином поле вдохновения.
 
Поэтому и воспринимаем мы подобные произведения сердцем, а не умом, не спрашивая так ли уж верно передана эпоха и соблюдены ли все исторические подробности. Просто верим вдохновенному.
 
Концертный симфонический оркестр Московской консерватории под управлением Анатолия Левина и хор под руководством Станислава Калинина создали такую волшебную атмосферу в этом тёмном вечернем зале, что  шумная Москва с её дождём забылась просто мгновенно…
 

Наталья Косякова
обозреватель ОИА "Афиша ПроАртИнфо"
заместитель главного редактора
г. Москва

 
Фото: из архива Концертного агентства "РУСКОНЦЕРТ"