Вы здесь

Сквозь толщу двадцатилетней лжи

Общеизвестно, что отвечать на вопросы телевикторин легче, лёжа на диване. Тем не менее, каждый раз задаюсь вопросом, откуда я знаю многие ответы? Конечно, это книги, конечно, общение с родителями и старшей сестрой, но ещё и детское коллекционирование, которое также сложилось под влиянием семьи.

Многое рассказали мне в детстве значки, марки…многое, но оказывается, ещё не всё.

Спустя много лет, достаю большую коробку со значками, чтобы занять внучку, вдруг понимаю: у меня в руках не забава, а артефакты, которые ещё раз подтверждают многое из того, что я уже доказывала в своих публичных выступлениях.

Читателю не раз приходилось читать и слышать с экрана телевизора или из радиоприёмника беззастенчивую ложь украинской стороны о том, что в советское время замалчивалось всё украинское, национальное, что, якобы, запрещался украинский язык, украинская литература (на самом деле прилавки магазинов были забиты книгами на украинском языке; чтобы купить на русском, выстраивались огромные ночные очереди). Якобы, запрещались украинские памятники (однако самый большой памятник украинскому писателю – Ивану Франко – был поставлен во Львове именно в советское время, во всех крупных городах Украины есть памятники Тарасу Шевченко, кстати, в 2014 г. памятник великому украинскому поэту появился в России, в Москве, в тот самый момент, когда Киев вёл яростную антироссийскую политику.

В моей небольшой коллекции миниатюрных книг в 1975 г. появился сборник Ивана Франко, в котором его гимн «Вечный революционер», напечатанный на 32 языках мира, фотография рукописи, ноты (с украинским языком оформления) музыки Мыколы Лысенко на слова классика, вступительное слово – по-украински, здесь же слова известной украинской писательницы Ольги Кобылянской на украинском языке: «Теперь произведения Франко читают на своём языке все народы социалистических государств, и это – лучший лавровый венец великому писателю».

Старая коробка со значками – ещё одно материальное доказательство неверности антисоветских и антироссийских посылок со стороны современной украинской политики.

Сразу замечу, что коллекция не претендует на полноту экспонатов, тем не менее, она дает некоторое представление о языковой картине Украины советского периода. На значках, символизирующих украинские города: Киев, Луганск, Харьков, Запорожье, Херсон, Ровно, Полтаву, Моршин, Черкассы – надписи сделаны на украинском и русском языках. Львов обозначен на всех значках только по-украински. В коллекции – единственный значок, посвящённый Одессе – на английском.

Такие значки, как «Днепр», «Киевско-Печерский заповедник», - на украинском и русском.

Немало артефактов с портретами украинских классиков: Тарас Шевченко, Иван Франко, Леся Украинка.

Вспоминаю, что в детстве марки интересовали меня больше, чем значки. Обращаюсь к ним и понимаю, что серьёзному коллекционеру, не в пример мне, аматеру, можно провести интересную исследовательскую работу на тему «Украинская ССР в советской филателии».

И всё-таки, не удержусь и расскажу только о том, что лежит на поверхности моих филателистических знаний.

Государственный герб и флаг Украинской Республики запечатлены на советских марках в 1937 – 1938, в 1947 годах. В 1957 году, а также в 1958 снова выходят марки с государственным гербом УССР.

В 1948 – выпущена серия из четырёх марок к 30-летию УССР. На них – Дом Совета министров УССР, Днепрогэс, колхозные поля, металлургический завод.

В 1954 году коллекционеры получают серию из девяти филателистических предметов, посвящённую 300-летию воссоединения Украины с Россией. Здесь архитектурные достопримечательности, памятник Богдану Хмельницкому и дважды – памятник Тарасу Шевченко (в Харькове и Киеве).

В 1957 появляется марка с изображением рабочего и колхозницы в национальных костюмах на фоне Днепрогэса и заводов.

В 1967 году – снова отдаётся дань национальной теме: украинская символика и памятник Богдану Хмельницкому.
Украинцы как народ (в национальных костюмах) изображены на марках 1933 и 1961 годов.
Украинской коммунистической партии посвящены знаки почтовой оплаты 1958, 1968, 1971 годов.

Есть марки (серия из четырёх компонентов 1940, марка 1949 и образец 1969) о воссоединении Западной Украины с УССР, а также марки, посвящённые Запорожской Сечи.

Теме «Украина в Великой Отечественной войне посвящены марки 1944, 1961, 1963, 1964 (одна из двух марок – на русском и украинском языках),1965, 1967,1969, 1974.

В советской филателии значительное внимание уделено украинским литераторам: Тарас Шевченко – 1939 (три марки номиналом в 15, 30 и 60 копеек), 1957, 1989, 1961 (серия из двух знаков почтовой оплаты и марка с изображением памятника Кобзарю), 1964 (серия из четырёх единиц); Иван Франко – 1956 (серия из трёх марок достоинством в 40 к., 40 к., 1 р.); Леся Украинка – 1956, 1971; Николай Гоголь, от которого в последние годы Украина вдруг решила отказаться, – 1952 (серия из трёх компонентов) и 1959; Александр Довженко – 1964; Ольга Кобылянская – 1963; Михайло Коцюбинский,1964.

Среди объектов филателистического коллекционирования немало портретов украинцев – героев Великой Отечественной войны, героев-космонавтов – выходцев из Украины, Героев Советского Союза и героев труда.

Большое количество марок об украинской природе, о народном хозяйстве, науке, искусстве УССР, о политических и военных деятелях, представителях науки и культуры союзной республики. Также на эти темы выпущено большое количество художественных почтовых конвертов и открыток.

Перечень этот далеко не полный, так как моё увлечение коллекционированием было непостоянным и длилось только в детские годы. Но уже перечисленное свидетельствует о том, что никто в советское время не притеснял украинскую национальную идею.

Вернёмся к коробке со значками.

После возвращения Крыма домой, в Россию, многие украинские политики не постеснялись заявить, что они вернут полуостров Украине. Значки свидетельствуют: никогда этого не будет. Крым только на время перешёл под юрисдикцию Украины, и то – по недоразумению. И был он украинским только формально. Все эти годы подавляющее большинство крымчан думали, говорили по-русски, мечтали о возвращении в российскую гавань. Никто никогда не соотносил Крым с украинской культурой, тем более, с языком, хотя жители полуострова чтили и то, и другое (как доказательство – студенческие украинские фольклорные группы, детские вокальные и танцевальные коллективы, памятники Т. Шевченко, Лесе Украинке, Богдану Хмельницкому, улицы названные в честь известных украинцев, именем Кобзаря названы в Крыму библиотека, культурный центр – примеров много).

Передо мной лежат значки о Крыме. Не очень-то я их жаловала в детстве: такие – у всех ребят, живших по соседству. Куда интереснее крымскому ребёнку рассматривать сибирский или дальневосточный значок, а ещё лучше – скажем, парижский! Теперь эти ровно 80 крымских значков – ценное доказательство «русскости» Крыма: Севастополь, Симферополь, Ялта, Судак, Феодосия, Алушта, Бахчисарай, Керчь, Евпатория, Старый Крым… Ни одного значка советского периода о Крыме нет с украинской надписью. Можно было бы говорить о том, что Ялта, Судак, Алушта пишутся по-русски и по-украински одинаково, если бы ни расширение надписи: «Ялта. Турбаза «Магнолия», «Ялта – 1985. Дружба, труд, равенство», «Лето. Турбаза «Мир»; а также родные русские слова «Турбаза «Чайка», «Орлиный залёт», «Турбаза «Ангарский перевал», «Турбаза «Приморье».

Историю можно переписать, но артефакты продолжают жить, прорываясь сквозь толщу двадцатилетней лжи.

Ольга ИВАНОВА

писатель

заслуженный деятель искусств Автономной Республики Крым