Вы здесь

Жесть. «Вий» Василия Сигарева в Театре Олега Табакова

Хлесткое, холодное, мертвое, коробящее слух слово. Им теперь молодежь называет все, что сажает в лужу, саму безнадегу.

В премьерном спектакле «Вий» Василия Сигарева вот эта самая жесть – голая, неприкрытая - во всем: скрежет, скрежет, скрежет… И герои – вроде живые, а все равно мертвые… Как распятия на Лысой горе тулупы, и петушиные головы все бьют, бьют яйца… Откуда просочиться жизни?

(На фото справа: Хома - Андрей Фомин)

Пьесу Сигарев написал по мотивам одноименного произведения Н.В. Гоголя, укрупнив то, что кажется ему наиболее существенным. «Наш спектакль про покаяние, - говорит Василий, - и у Гоголя все это есть. Просто читать надо не про страшилку».

«Но и страшное должно быть обязательно, - уверен он. – Если совершил человек нечто непотребное и ему страшно с этим жить – такой страх наиболее жуткий».

На фото: Дорош - Евгений Миллер, Явтух - Дмитрий Бродецкий

А ведь сколько нас живет с таким ужасом внутри и, как Хома Брут, суда земного боится гораздо поболе небесного. И хоть все рядом кричит: «Побойся, искупи!», воротим голову, вроде не замечаем…

«Каяться надо обязательно, - считает исполнитель главной роли Андрей Фомин, - не бояться – поговорить с Богом, поговорить с самим собой. Пусть больно, неприятно, грязно».

Андрей признался, что некоторые черты героя Сигарев, с которым они давно знакомы, брал именно у него. Тем важнее актеру продираясь сквозь этот застывший в Хоме страх и чувствуя самую настоящую боль, выходить на совершенно новый уровень.

«Это этап в моей карьере, я подвожу некий итог, - рассказывает Фомин. – Мне не так много лет, а объем огромный, чтобы вести такие роли требуется громадный опыт. Я эту свою, как телегу на себе тащу – работы очень много».

Изначально, будучи драматургом, Василий в работе с текстом актерам спуску не давал – филигранно выверял до каждой запятой. Труды ведь с Николаем Васильевичем!

Роль Панночки в спектакле играет известная киноактриса Яна Троянова. Когда-то уйдя из театра в кино, возвращаться она не собиралась, но, что называется, никогда не говори «никогда», а, тем более, когда зовет сам Гоголь. «Я какую-то Совесть здесь играю, - говорит она, - и постоянно начинаю плакать – ужасно жалко человека, который не может покаяться».

На фото: Панночка - Яна Троянова

И у Яны в этом спектакле свой «воз»: думала, что летать будет легко и приятно. «Ан нет, - делится Яна. – При таком сильном художнике, как Николай Симонов, декорация оживает, она тоже один из главных персонажей, она диктует – это стихия какая-то! И я пытаюсь с ней подружиться».

Да, жесть, если ее не пробовать растопить, бьет больно, а жесть в сердце – та рикошетом.

Страшнее страшного тот самый дракон, а жить с ним внутри доколе?

«Вий» - дебют известного драматурга и кинорежиссера на московской сцене. Идею этой постановки он предложил Театру Табакова еще 2 года назад, но так получилось, что спектакль вышел только сейчас. «И я даже рад этому, - признается Сигарев. – Гоголь – наш общий с украинцами писатель, и культура людей все-таки должна объединять. Быть может, мы - капелька возврата к нормальным отношениям».

Наталья Косякова

обозреватель ОИА "Афиша ПроАртИнфо"
член редколлегии

г. Москва

©Фото: Ксении Бубенец