Вы здесь

"Ах, эти вишни в цвету!..". Десятый «Сезон Станиславского» завершился новым «Вишневым садом» Льва Додина на сцене МХТ им. Чехова.

Ныне жизнь меняется так стремительно и часто столь непонятно, что только б успеть! А, главное, не растерять в ней себя. Выразить свое состояние в этом круговороте Лев Додин решил через «Вишневый сад».

Это его второй в Малом драматическом – Театре Европы, первый состоялся 20 лет назад. «Мы прожили, наверное, несколько эпох за это двадцатилетие, - говорит режиссер, - и буквально недавно вошли в какую-то следующую. И вспоминается Чехов, и понимаешь, что эта пьеса еще и об этом, и об этом, и об этом…»

Лев Абрамович почувствовал, что «Вишневый сад» - одна из самых исторических пьес Чехова и что важнее всем известных общегуманного и общелирического смысла здесь очень острый момент истории. Причем очень похожий, по его ощущениям, на день России и мира сегодняшний.

На фото: Игорь Черневич - Гаев; Екатерина Тарасова- Аня; Елизавета Боярская - Варя

Буйство вишневого цвета, а рядом – уже только рядом – старые хозяева усадьбы. Старая жизнь улетает, как мимолетный флер.

На вопрос, почему он так хотел сыграть именно Гаева, актер Игорь Черневич ответил: «Мне интересен класс, которого в этом обществе, в этой стране не осталось. Это мечта о чем-то лучшем, мечта о том обществе, где главным может быть не то, что окружает сейчас – не материальная, а духовная составляющая».

На фото: Д. Козловский- Лопахин; Е. Боярская - Варя

Да, если материя победит – пиши пропало! И сад, как известно, на дачи, и господ - в служащие. Но только Додину видится что-то еще более страшное – не обуздать и не утихомирить: «С годами начинаешь понимать, что победивших в человеческой схватке на самом деле нет, люди друг с другом борются, а потом и тех, и других сметает что-то иное. И это у нас на глазах происходит все время».

Уже не начало 90-х: другой Додин, другой круг размышлений, совсем другой спектакль.

«Вишневый сад» питерского Малого драматического встретил зрителей прямо в зале. Да еще в зале с чайкой на занавесе! Очень живое рядом с тобой действо – исключительное погружение. И ощущение удивительное – отвлечься или выключиться невозможно. «И нет ощущения «зритель-артист», - говорит исполнительница роли Вари Елизавета Боярская, - мы все в одном пространстве, и вместе за этой историей наблюдаем. Зритель помогает – он дышит вместе с нами».

На фото: Елизавета Боярская - Варя; Алексндр Завьялов - Фирс

Оттого неимоверно пронзительны отношения Лопахина и Вари, которые не могут быть вместе, откровенность Раневской и заботливость Фирса. И все мы вместе в том самом саду, который есть теперь только под Гамбургом.

Конечно, необыкновенный актерский состав творит чудо. «Я бы не начал этим заниматься, - говорит Додин, - если бы не почувствовал, что есть компания, которая сможет это сделать. Я понял, что они смогут выразить новое, причем выразить по-иному».

Каждый исполнитель – шедевр, потому что внутренне  богат беспредельно. «Сейчас выросло поколение, - продолжает Лев Абрамович, - с которым можно решать, на мой взгляд, самые сложные задачи. И грех этим не пользоваться».

На фото: Екатерина Тарасова - Аня; Олег Рязанцев - Петя Трофимов

Пожалуй, редко можно увидеть, чтобы театральный демиург смотрел на своих актеров с такой любовью и обожанием. И без диалога с артистами Додин свою работу не мыслит – ему очень важно, что они приносят человечески и личностно. Ему очень важно то самое актерское вИдение, о котором говорил Станиславский. Он преподносит лицедеям  их собственный внутренний мир. Живое общение тонких миров.

На фото: Даниил Козловский- Лопахин; Татьяна Шестакова - Шарлотта Ивановна

«Лопахин в моем возрасте – это большой аванс и большое счастье, - говорит Данила Козловский. – Сейчас я понимаю, о чем мы играем, но потом начнет открываться что-то еще и еще, и этот процесс бесконечен».

«В общем, классику играть, конечно же непросто, - добавляет исполнительница роли Раневской Ксения Раппопорт, - но поскольку мы в руках Льва Абрамовича, то ощущения, что постоянно нужно уходить от каких-то штампов, совсем нет».

На фото: Ксения Раппопорт - Раневская

Что-то срослось, сложилось, сошлись звезды – так думается о додинском «Вишневом саде» 2014-го. В финале заколоченные двери, в которые бьется Фирс, а потом, как призраки, на авансцену на фоне деревянных стен тихонько следуют герои. Они уходят… Но куда? И где остаемся мы?

Наталья Косякова
обозреватель ОИА "Афиша ПроАртИнфо"
член редколлегии

г. Москва

 

© Фото: Виктор Васильев